Это новая серия более коротких видео про радикальные движения, их культуру, их успехи, стратегии, проблемы и провалы. Про хорошие и плохие практики. Но прежде, чем мы начнем эту дискуссию, я немного расскажу о себе.

У меня есть такое хобби: изучать и категоризировать дисфункциональные радикальные субкультуры в разных странах. Это может показаться очень странным выбором времяпровождения, но причина, почему я этим занимался заключается в том, что это было очень смешно. Иными словами, в целях комедии. Я знаю массу смешных людей и сообществ. Некоторые из них существуют до сих пор, другие развалились на части больше сотни лет назад.

Первая инкарнация Ку Клукс Клана с ее нелепым кодовым языком, который с точки зрения современного человека напоминает заклинания из Гарри Поттера.

PHP-форум выживших из ума бумеров-республиканцев, которые не знали, как правильно пишется слово “Сталин” и вместо этого писали “Сталинг”.

Афроамериканская ультранационалистическая секта с элементами НЛО-культа, представители которой считали, что белые люди являются изобретением сумасшедшего африканца по имени Якуб, который создал белых людей через серию дисгенических экспериментов на острове Патмос в Эгейском море.

Неонацист изобрел бластер для уничтожения мусульман, который он пытался подарить местному еврейскому сообществу, чтобы те использовали его для борьбы с палестинцами у себя на родине.

Нуваубианизм — религия ЛАРПеров древнего Египта, основанная чернокожим доктором с планеты Рицк.

Небольшая группа правых радикалов, вооруженных винтовками М-16 и флагом нацистской Германии собиралась захватить небольшой остров в Карибском Море. Но один из участников не явился на место встречи и заговорщики были арестованы полицией. Дэвид, что происходит, приятель? У тебя развязался шнурок?

Американский консервативный журналист, который боролся с русским гетерофашизмом и написал книгу про боготворящих белок социалистов.

Увядающая параноидально-русофобская субкультура американских протестантов, которые используют пророчества и нумерологию, чтобы предсказать каким образом действия русских приведут к концу света.

Интернет-портал белых националистов и гитлеристов, чей основатель был женат на женщине, которая работала в неправительственной организации ставившей перед собой задачу «вытащить непривилегированных чернокожих и латиноамериканских детей из глубин бедности».

Несколько лет назад (где-то во время крымских событий) я решил профессионализировать это хобби и написать про этих людей книгу. Для этого пришлось провести большое исследование. Это была первая вещь за много лет, которую я написал на русском языке, поэтому качество там так себе и книга до сих пор не издана. И не надо.

Вслед за Крымом последовал всплеск интересной активности в самой России. Параллельно с этим, на Западе развивалось микроскопическое, но уникальное политическое движение под названием NRx (или неореакция). Потом в Соединенных Штатах началась предвыборная гонка. Неореакция развалилась на части и была заменена Альт-райтом — по-существу, более глупой и популярной версией самой себя. Но недостаточно популярной. Эта история закончилась после факельного шествия в Шарлотсвилле, после чего ключевые вебсайты альтернативно-правых, буквально, удалили из интернета.

В это время в России начала образовываться своя собственная синкретическая версия того же самого. Тейки были очень сильны. Один человек странного этнического происхождения, поделился со мной, что оказывается убивая русских Сталин проводил евгеническую программу… видимо, для повышения у русских сопротивляемости пулям.

Я накопил обширный опыт взаимодействия со этими сценами — настоящую библиотеку ошибок и успехов. В основном ошибок.

По правде говоря, праворадикальная деятельность оказалась возней — за последние несколько десятилетий, движения и политические организации, которые добились успеха были в основном левыми или центристскими. Правые движения характеризуются плохим уровнем человеческого капитала и отсутствием таланта. Может быть, о таких вещах неприятно слушать, но в последующих видео вы убедитесь, что, к сожалению, это правда. И для того, чтобы решить проблему, нам нужно сначала признать, что она существует.

***

Никто не хочет быть частью дерьмовой культуры. Если меня попросят в одном предложении суммировать все проблемы радикальных сообществ, как в России, так и за ее пределами, то вот оно, это предложение.

Поскольку мы начинаем новую серию, с разговорами о хороших практиках для современных русских радикалов, то давайте формализуем это как правило:

#1. Никто не хочет быть частью дерьмовой культуры.

Правые движения непривлекательны. Они непривлекательны для умных. Они непривлекательны для глупых. Они непривлекательны для элит. Непривлекательны для масс. Никто не хочет делать плохие вещи частью своей жизни. Вы знали об этом?

Нужно сказать пару слов про эпистемологию. То есть, как нужно правильно думать о том, как мы думаем о деятельности радикальных движений.

Слово “радикал” происходит от латинского слова radix, которое означает “корень”. Проведя время в радикальных пространствах, вы обнаружите, что здесь бывает два вида интеллектуальной деятельности. Два вида идеологий. Один из этих видов можно назвать естественными убеждениями. Второй — социальными.

Естественные убеждения — это когда вы пытаетесь понять, как работает мир, как работают люди, как работает политика и экономика (словом, понять все нюансы ситуации, в которой вы оказались) и придумать какую-то практическую стратегию, как в этих условиях можно преуспеть. Вы находите решения и предлагаете их другим людям.

С другой стороны, социальная идеология — это такая разновидность убеждений, которая существует в основном для того, чтобы рассказывать о ней других людям. Для того, чтобы укрепить социальные связи внутри сообщества. Для того, чтобы вдохновить людей. Для того, чтобы их мотивировать. Для того, чтобы укрепить свой социальный статус. Для того, чтобы просигналить собеседникам, что ты находишься на их стороне.

И это нормально. Эволюция снабдила человека программным обеспечением, регулирующим социальную жизнь. Мы так устроены. Как сообщают инцел-мемы, мы живем в обществе.

Проблема с социальной идеологией заключается не в том, что обладать такого рода убеждениями неправильно, а в том, что ее слишком много. Можно провести аналогию с ядом, который не опасен или даже полезен в низких дозах, но в больших количествах приводит к смерти.

Значительная часть правого контента в онлайне является на сто процентов исключительно сигнальной. Иными словами, его смысл заключается не в том, чтобы передать какую-то информацию, а в том, чтобы просигналить другим людям о своих политических убеждениях. К сигнальному контенту часто относятся критически, потому что он очень скучный: смотреть на государственные символы исчезнувших империй и на белых женщин в полях пшеницы было интересно только первые двадцать раз, потому это как-то надоедает.

Я не единственный, кто так считает. Группы сигналящих правых радикалов являются микроскопическими, влияния не имеют, властью не обладают и исправлять эту ситуацию не собираются. Это является причиной тревожного осознания, что, вроде бы, столько всего было сделано, но на самом деле ничего сделано не было. Было написано так много слов, но все они все рассказывали одну и ту же историю. Успех не стал ближе. Решения не были найдены.

Оказывается, делать инновации в области тактики и стратегии сложнее, чем копировать мемы онлайн. Я предпочитаю думать о таких вещах, как о социальных технологиях (с акцентом именно на слове “технология”). Если у вас недостаточно инноваторов и изобретателей, которые придумают более эффективное политическое сообщение и более эффективный способ доставить его по назначению, то вы проиграете в противостоянии с людьми, которые обладают этими технологиями.

Если вы находитесь в радикальном пространстве, то нужно вовремя определить соотношение сигнальных или социальных убеждений к естественным. Если первых слишком много, то это значит, что ваше время будет потрачено впустую.

Другой признак движения тупых чуваков, это присутствие анти-развития. Это когда вместо того, чтобы придумывать новые тактики, люди тратят время и энергии на то, чтобы придумывать причины, почему тактику и стратегию ни в коем случае использовать нельзя. Если люди каким-то образом смогли убедить себя, что использование базовых стратегий — это трюк, которые придумали евреи, чтобы поработить белую расу, то нет никаких причин, почему такое движение должно добиться успеха. Дарвинизм — это не социальный конструкт.

У вас может сложиться впечатление, что в правых движениях эволюция работает задом-наперед. Прямо как говорил Эвола. Вместо того, чтобы развивать у себя положительные черты, они прогрессивно приобретают все более и более дезадаптивные качества, которые приближают их смерть. Может быть, это к лучшему. Практическое последствие этого заключается в том, что, во всяком случае в белых странах, у правых радикалов практически нет никакого наследия. Нет интеллектуалов, нет философов, нет экстраординарных историй успеха.

Праворадикальные авторы настолько беспомощны, что вы ловите себя на мысле, что, может быть, дела бы обстояли лучше, если бы их и вовсе не существовало. Наследие правых это картинки с полями пшеницы, двухголовых орлы, учебник украино-персидской войны и какие-то чуваки, которые приходят в телеграмм-каналы к незнакомым людям и начинают говорить про мужские члены, называя всех, кто с ним не согласен феминистами.

Просто еще один день в зоопарке бытия.

Ну так вот. Существует только одна область, в которой предыдущим поколениям удалось достигнуть какого-то прогресса. Речь идет о времени. Просто о времени. Мы живем во времени. Прошли годы, а значит, что представители предыдущих поколений стали немного старее. В России (и во многих других странах) старые поколения являются местом сосредоточения ядовитых анти-национальных убеждений. Когда они начнут умирать, то вместе с ними умрет и их культура.

Вы видите? Праворадикалы являются настолько опасными противниками, что сражаясь с ними вы можете умереть от старости.

***

Около года назад я написал эссе, которое называлось “Правила для радикалов” и выпустил его в качестве видео. Оно было не очень хорошим, как с точки зрения состава, так и с точки зрения качества производства. Но оно оказалось на удивление популярным (особенно учитывая, что у канала тогда толком не было аудитории и у меня не было интуитивного понимания, как писать текст на русском языке).

Оригинальные “Правила для радикалов” — это вышедшая в 1972 году книга американского политического активиста Саула Алинского. Она представляет из себя очень любопытный образец социальной технологии о котором мы поговорим в одном из следующих эпизодов. Алинский играл на высоком уровне сложности: в 60-х Америка все еще была на 80 с чем-то процентов белой страной. Холодная война, антикоммунистические настроения, военные неудачи во Вьетнаме. И тем не менее, культура, которую он представлял, со временем одержала верх, в то время, как белая Америка потерпела поражение.

Само-собой, его книга была написана именно для левых радикалов. Мы будем говорить в основном о правых радикалах, хотя когда речь зайдет о поиске оптимальной тактики и стратегии, то мы увидим, что разница между двумя течениями не такая уж и принципиальная.

Это будет новая серия из более коротких видео, которые выходят чаще и лучше перевариваются. Мы поговорим о двух-трех правилах за эпизод.

Завершая вступление, давайте договоримся об определениях. Кто такие правые? Кто такие левые? Как правильно классифицировать политические позиции? Существует множество точек зрения.

Термины “левые” и “правые”, появился во время Французской революции 1789 года, когда члены Национального Собрания разделились на сторонников короля и сторонников президента революции слева от него уга-буга и пу-пу.

Согласно общепринятому мнению, люди делятся на левых и правых в том числе и по своим взглядом на экономический строй (коммунисты и социалисты — левые, капиталисты, либертарианцы, анкапы — правые). К правым так же относят реакционеров, религиозных фанатиков и монархистов. Кроме того, существует популярный генитально-центричный взгляд на политику и мироустройство: если вы любите разговаривать с незнакомыми людьми про гениталии, то вы — правый, если нет, то коммунист. Или что-то типа того.

Левая и правая политика противопоставляются друг другу, хотя, конечно же, ничто не мешает человеку занимать левые позиции по одному вопросу и правые позиции по другому.

Кроме того, существует много экзотических и субкультурных определений. Кертис Ярвин провел параллели между левыми и энтропией. По другой неореакционной версии, левые — это люди, которые озабочены судьбой людей, в то время как правые — судьбой цивилизаций или точнее механических компонентов, которые образуют цивилизацию.

Но субкультурные определения не имеют значения. Мы живем в обществе. Мы используем слова, чтобы передать друг-другу сообщения. Здесь и далее, эти термины будут использоваться в их общепринятом смысле. В том значении, в котором их используют мировые издания.

В дальнейшем мы поговорим о том, почему эффективная политическая машина должна работать как стартап. О том, почему важно разделять политическую философию и практику. О тактике и стратегии. О медиумах. О специфических проблемах онлайн-сообществ. О том, что разные виды контента обладают разным сочетанием риска и вознаграждения. О культивировании идентичности. О практических навыках. О правилах Алинского. Обо всем.